Эта статья входит в число добротных статей

Диван Пушкина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Похожий диван, Зимний дворец, 1870 год.

Диван-шлафбанк Пушкина — диван из собрания Эрмитажа, входящий в экспозицию Мемориального музея-квартиры А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге. Диван находился в кабинете поэта, на него уложили смертельно раненного Пушкина после дуэли с Дантесом, на нём он провёл свои последние дни. Подлинность дивана и его принадлежность была доказана исследованиями, проведёнными в 2008—2013 годах, показавшими идентичность обнаруженных на обивке частиц крови с частицами крови на жилете Пушкина, в котором он был на дуэли.

История происхождения и описание дивана[править | править код]

Интерьер Учебной комнаты Зимнего дворца на акварели Э. П. Гау, 1870 год[1].

Мемориальный диван Пушкина был изготовлен из красного дерева и обит сафьяном. Внизу дивана расположены выдвижные ящики. Такой тип диванов относился к популярным с конца XVIII века в России «шлафбанкам» (в дословном переводе с немецкого — скамьям для сна). Шлафбанки были особо популярны в качестве кабинетной мебели в преподавательской и научной среде, а также среди секретарей и камердинеров, позволяя их владельцам, проводящим много времени за работой, отдохнуть на рабочем месте. Образец качественной и изысканной по стилю работы, диван-шлафбанк Пушкина относится к лучшим образцам мебельного «николаевского» ампира. Вероятно, что покупка дивана состоялась в период 1831—1837 годов, когда Пушкины поселились в Санкт-Петербурге и обустраивались в квартире на Мойке, 12. Точная дата приобретения дивана семьёй Александра Сергеевича Пушкина, как и его происхождение не известно. В Петербурге тех лет работали несколько известных фирм мебельных мастеров: Генриха Гамбса и его сыновей, а также его коллег и конкурентов — Андрея Тура, Василия Бабкова, Андрея Тарасова, Ивана Баумана, Вильгельма Штрома, Конрада Гута, Адольфа Эмзена, Адама Шица, Александра Кауша. Очень похожий диван-шлафбанк был в этот же период изготовлен для цесаревича Александра Николаевича, для Учебной комнаты в Зимнем дворце, над комплектом мебели для которой работали Шиц, Гут и Кауш[1].

Пушкин также воспользовался приобретённым диваном для меблировки своего рабочего кабинета. С началом издания «Современника» он, как главный редактор издания, принимал в кабинете приглашённых к сотрудничеству литераторов. О диване в его кабинете, в частности, упоминал в своих записках Александр Иванович Тургенев. Диван был изображён на плане кабинета Пушкина, выполненном Василием Андреевичем Жуковским. И именно на этот диван уложили после дуэли смертельно раненого поэта 27 января (8 февраля1837 года. Через два дня Пушкин скончался. После его смерти вдова поэта, Наталья Николаевна, раздала многие из вещей покойного его друзьям. Так Жуковскому достался сюртук, в котором Пушкин был на дуэли, а Вяземскому — жилет. Павлу Воиновичу Нащокину, близкому другу Александра Сергеевича в последние годы жизни, вдова передала серебряные часы, архалук и бумажник, ему же она предложила забрать и диван из кабинета, на котором умер Пушкин, со следами его крови. Но, как писала позднее супруга Нащокина Вера Александровна, ему «так тяжела была утрата друга, так больно было видеть вещественные знаки его преждевременной насильственной смерти, что он отказался»[2][3].

После дуэли, по воле покойного супруга, Наталья Николаевна уехала из Санкт-Петербурга. Вещи из квартиры Пушкиных поступили на хранение на склады Гостиного двора. В 1841 году имение Пушкиных в Михайловском, а также вещи из городской квартиры поступили в распоряжение Опеки над детьми и имуществом покойного Пушкина. Опека, в свою очередь, решила сдать большую часть мебели вдове покойного, «избавив тем опекунство сие от излишних расходов…» В мае 1841 года Наталья Николаевна перевезла большую часть мебели из петербургской квартиры в Михайловское. По мнению заведующей музеем-квартирой Пушкина в Петербурге Галины Михайловны Седовой, вдова вряд ли использовала диван в Михайловском по прямому назначению, но хранила его, как вещь, связанную с памятью супруга[4].

Диван находился в Михайловском до 1890-х годов, до продажи усадьбы Российской Академии наук. После того, как решение о продаже было принято, сын поэта, Григорий Александрович Пушкин, проживавший в Михайловском и готовившийся к переезду в имение супруги, решил расстаться с частью из вещей, связанных с именем отца. Так, библиотека Пушкина была передана в дар Румянцевскому музею, столик красного дерева — в музей Александровского Лицея. В это же время диван из кабинета поэта был подарен семье Дмитрия Алексеевича Философова и его супруги Марии Алексеевны, приходившейся родной сестрой супруге Григория Пушкина Варваре Алексеевне. Философовы владели усадьбой в селе Усадищи, по соседству с Михайловским. Диван находился в доме до 1918 года, пока под угрозой прихода немецких войск сын Философовых Марк Дмитриевич не перевёз предметы обстановки в свою петроградскую квартиру. В 1920-х годах Марк Философов работал в Эрмитаже и тогда же перевёз пушкинский диван в свой рабочий кабинет в музее. Впервые в описи музея он зафиксирован в 1923 году, без указания его происхождения. Очевидно, что М. Д. Философов делился со своими коллегами историей происхождения дивана. В 1935 году Философов был выслан в Самару, позднее репрессирован. В эти дни в стране шла подготовка к Пушкинскому юбилею и в музее-квартире шли реставрационные работы по восстановлению её облика пушкинских времён. Директор Эрмитажа академик Орбели, вероятно слышавший от Философова историю семейной реликвии, передал диван-шлафбанк из Эрмитажа в Музей-квартиру Пушкина на Мойке, 12, для реконструкции пушкинского кабинета. В тот момент, кроме устной легенды, к тому же исходившей от репрессированного учёного, подтверждения происхождения дивана не было. В акте передачи он значился просто «диваном красного дерева с сафьяном 30-х годов XIX века». С 1937 года по настоящее время диван-шлафбанк остаётся в экспозиции музея — последней квартиры Пушкина[5][6].

Подтверждение подлинности реликвии[править | править код]

В 2008 году работниками музея-квартиры Пушкина было принято решение попытаться доказать подлинное происхождение дивана-шлафбанка с помощью современных достижений судебно-биологической экспертизы. На первом этапе нужно было попытаться найти следы крови поэта на сафьяновой обивке дивана. По рисунку Жуковского работники музея и эксперты Бюро судебно-медицинской экспертизы Ленинградской области под руководством профессора Юрия Александровича Молина определили возможное положение раненого Пушкина, уложенного на диване, и по описанию его ранения определили возможные участки обивки, на которых могли остаться микрочастицы крови. В ходе исследования 27 взятых образцов-смывов, в одном из них были обнаружены частицы крови. Положение участка обивки с обнаруженными частицами крови подверглось обратной проверке с помощью ростового манекена, которая подтвердила, что указанный участок обивки соответствует характеру ранения и вероятного кровотечения Пушкина. На втором этапе исследований эксперты провели сопоставление обнаруженных частиц крови с образцами, чьё происхождение было достоверно известно — с частицами крови на жилете, подаренном Вяземскому. Было установлено совпадение группы крови — Аβ (II-я), что позволило сделать вывод о возможности принадлежности крови одному человеку — Александру Сергеевичу Пушкину. О выводах экспертизы учёные криминалисты и пушкиноведы широко объявили в очередную годовщину гибели Пушкина 10 февраля 2010 года[7][8].

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]